Лабиринт - глава девятая

ОТКРЫВАЕТСЯ ДРУГАЯ ДВЕРЬ

Сара обошла дерево, к ветви ко­торого был привязан Лудо, и двинулась дальше. Лудо, прихрамывая и корчась от боли, последовал за девушкой.

Вскоре перед ними возникла каменная стена. По бокам она была плотно огорожена непроходимым колючим кустарником. В стене — слева и справа — виднелось два проема, закрытых дверьми. Двери были широкие и очень высокие, а на каждой двери — по железной колотушке.

— Так, поглядим на них, — сказала Сара, радуясь тому, что она не в одиночестве. Жизнь намного веселее, когда нет нужды разговаривать лишь с самим собой.

Сара подошла ближе к стене, чтоб получше разглядеть дверные колотушки. Они были сделаны в виде металлических масок. Каждая маска изображала какую-то отвратительную физиономию. И в каждую было вставлено по массивному кольцу. Маски были закреплены неподвижно, а кольца могли качаться. На левой маске кольцо было вставлено физиономии в уши, на правой — в рот. Вот эти-то кольца — если их сначала приподнять, а потом отпустить — и колотили.

Двери по виду совершенно одинаковые. Сара от одной маски переходила к другой. Какую же выбрать? Раньше в таких трудных ситуациях ее всегда выручала одна маленькая хитрость. Если, допустим, на чьем-то дне рождения стоят два незнакомых торта, надо сначала украдкой их попробовать: исхитриться и отщипнуть по маленькому кусочку, но так, чтоб никто не заметил.

Сначала Сара огляделась по сторонам: может, здесь есть какой-нибудь другой путь, кроме этой стены... Другого пути не было. Тогда она решила окончательно разобраться с колотушками.

— Как ты думаешь, Лудо, какую из этих двух мерзких физиономий нам выбрать?

  Пялиться — очень неприлично, — произнесла колотушка с кольцом в ушах, та, что была слева.

Сара вздрогнула: она до сих пор не привыкла, что предметы, которые обычно ничего не произносят, в этом Лабиринте могут вслух высказывать свое мнение.

  Извините, — на всякий случай произнесла девушка, хотя чувствовала, вряд ли кто-нибудь ее осудит за то, что правильно, по ее мнению, — нечего тут выступать какой-то дверной колотушке. — Я просто должна разо­браться, какую мне выбрать дверь — вот и все.

  Чего? — спросила первая колотушка.

Сара хотела было ответить, что в обществе, в котором она живет, одинаково неприличным считается как пялиться на человека, так и говорить ему Чего?

Но не успела она и рта раскрыть, как услышала сбоку какое-то бормотание. Оказалось, это бормочет вторая колотушка — с кольцом во рту. Речь ее была примерно такой:

  «Ммм гли м г ду».

  Нечего с полным ртом говорить, — надменно молвила первая колотушка.

  Гр мр кер мбл мбл мбл...

Сара обратилась ко второй колотушке.

— Я ни слова не могу понять из того, что вы говорите, — сказала она и только тут сообразила, в чем дело.

  А-а-а, — сказала она, — погодите-ка минутку. — Схватилась за кольцо и потянула его на себя. Кольцо легко выскочило изо рта колотушки и оказалось в руках у  девушки.   На   физиономии   колотушки   появилось выражение полной умиротворенности. Маска провела легкую разминку своих мускул: на щеках, на лбу, на подбородке, и осталась очень довольной.

  Как хорошо без этой штуки, — облегченно вздохнула она.

  Простите, а что вы раньше мне говорили? — спросила Сара.

Первая колотушка — с другого бока от Сары — проговорила:

  Кого?

Вторая колотушка кивнула на первую:

  Я же сказала, без толку с ней разговаривать. Ну конечно, без толку. Это ж глухая тетеря, доложу я вам, точно-точно.

Первая колотушка ответила второй:

  А ты все бормочешь, бормочешь, бормочешь не пойми чего. Нечего сказать, замечательная собеседница!

  Сама бы сначала говорить научилась! — яростно выкрикнула вторая колотушка. — А то умеешь только жаловаться!

  Нехорошо, — сухо произнесла первая, — тебя совсем не слышно.

Сара посмотрела на вторую колотушку и спросила:

  Скажите, а куда ведут эти двери?

  Чего? — спросила первая колотушка.

  Хоть убейте, не знаю, — ответила Саре вторая, — ведь мы всего-навсего... колотушки.

  Да, — сказала Сара и подумала, что об этом она и сама могла догадаться.

Значит надо выбирать: или ту дверь или эту... Она подумала — подумала, и выбрала вторую — потому что стояла напротив нее. Ну а сделав выбор, протянула руки вперед и толкнула дверь. Та не поддалась. Она толкнула сильнее. Потом уперлась плечом в дверь. Дверь оказалась такой же неприступной, как и стена, в которую она была вделана. Девушка решила, пора звать Лудо на помощь. Своим могучим корпусом он-то уж наверняка распахнет эту дверь.

Но сначала Сара спросила:

— А как можно туда войти? Колотушка лукаво улыбнулась.

— А ты постучи, дверь и отворится.

— Вот оно что! — удивилась девушка и посмотрела на кольцо, которое держала в руках. Потом подняла его, чтобы вставить на место — колотушке в рот. Колотушка скорчила недовольную рожу.

— Фу-фу, не нужна мне во рту эта штука.

Она крепко сжала губы и, как Сара ее ни уговаривала, ни за что не соглашалась открыть рот.

  Ну давайте, — пыталась убедить ее девушка, — я хочу в дверь постучать.

Но на все ее просьбы колотушка возмущенно качала головой.

  Н-да-а, — мрачно, как всегда, отозвалась первая колотушка и кивнула на вторую. — Не хочет, чтоб кольцо поставили ей на место. После этого повернется ли у кого-нибудь язык сказать, что я ругаюсь почем зря?

— Тогда, — сказала Сара, поворачиваясь к первой, — боюсь,, вместо нее мне придется потревожить вас.

Она подошла к первой колотушке и взялась за кольцо.

— У-у-у! У-у-у! — Запротестовала та, скривив брезгливую морду.

Но Сара не обратила на это никакого внимания и дважды ударила кольцом по массивной двери. Дверь отворилась.

Девушка осторожно заглянула внутрь. И услышала смешки, гогот, уханье, гиканье. Поневоле она и сама заулыбалась и шагнула через дверной проем. Потом обернулась, чтобы подождать Лудо. Она думала, он пой­дет за ней. Но Лудо покачал головой и остался снаружи.

Ну и что, подумала Сара, посмотрю, куда ведет эта дорожка. Что тут опасного?.. А если увижу замок, вернусь и позову Лудо.

И вот она оказалась в лесу, наполненном солнечным светом.  Кругом росли цветы: где-то кустами,  где-то сплошными цветочными полянами. Видны были холмики, глубокие лощины и ровные долины, словно ковром сплошь покрытые маргаритками. И повсюду росли деревья с пышными, раскидистыми кронами. И смех там ; стоял заразительный. Не переставая хихикать, Сара решила разглядеть, что это за существа, которым так весело. Но не заметила ничего кроме растений.  

 — Кто здесь смеется? — проговорила она сквозь смех . И услышали, как справа позади нее кто-то давится от хохота. Она обернулась и увидела: ветка дерева прикрывает своей лапой дупло в стволе, которое, по всей видимости, служило дереву ртом.

— Это же дерево! — воскликнула девушка. — Дерево, это ты, что ли?

В ответ раздался переливчатый звонкий хохот, идущий снизу, прямо от ее ног. Она посмотрела вниз и увидела семью лесных колокольчиков. Те дружно раскачивались и дрожали от смеха.

  Ой, посмотрите! — воскликнула Сара, упав на колени и хохоча вместе с цветами. Теперь колокольчики уже не могли разогнуться от смеха.

Дерево над Сарой тоже не в силах было удерживать свое веселье. Оно откинуло свою лапу от дупла и взорвалось громким радостным хохотом. Сара запрокинула голову, присоединяясь к нему.

И это послужило сигналом к бурной всеобщей радости. Пни, стоящие вокруг, засмеялись низкими хриплыми голосами. А деревья зашлись в смехе и закачались из стороны в сторону. Задрожали папоротники, корчась от хохота. Мыши повылезали из своих норок, белки — из дупел и по их мордочкам текли слезы от смеха. Птицы прыгали с ветки на ветку и верещали без умолку.

Сара уже обессилела от смеха. Едва переводя дыхание, она с трудом проговорила:

— А над чем же мы смеемся?                          

  Не знаю! — давясь от смеха прокричало над ней дерево. — Ха — ха — ха!

Весь лес дрожал от смеха — даже трава на земле. Сара почувствовала, что слабеет. Она села на землю и, хлопая себя по бокам, произнесла:

— Ох... прошу вас... прошу вас, помогите остановиться.

Но в ответ лишь усилился смех. Теперь все вокруг превратилось в сумасшедшее веселье. Птицы, содрогаясь от безудержного смеха, падали с веток и бились головой о землю. А глаза у них были совершенно безумные. Какие-то зверюшки, крича, выползали из-под корней деревьев. Они приближались к Саре, разевая хищные пасти и хлопая мерзкими глазами.

Не в силах превозмочь смех, Сара простонала:

  Прошу вас! Прошу! Помогите остановиться!

  Она не может остановиться! — радостно заявило дерево, и весь лес ответил ему разноголосым смехом.

Сара нашла в себе силы подняться. Ее качало и трясло от смеха, но глаза... глаза были измученными.

— Стой! — прошептала она. — Стой!

Шатаясь, девушка сделала несколько шагов назад — к открытой двери — и упала.

В ответ раздался новый взрыв неистовой радости.

Сара приподняла голову. Совсем рядом — по другую сторону дверного проема — она увидела Лудо и протянула к нему руку, прося о помощи. Лудо попробовал, но не смог сам протиснуться в эту дверь. Тогда он вытянул вперед лапу и дружески закивал, стараясь подбодрить девушку. Она из последних сил проползла еще несколько ярдов, что отделяли их друг от друга. Лудо нагнулся, ухватил Сару за руку и, вытащив наружу, захлопнул дверь.

Безумный смех прервался. Наступила тишина. И легкий шелест листьев. Она слушала его с закрытыми глаза­ми, и ей казалось, что нет на земле звуков нежнее этих.

Она немного полежала, отдохнула — силы вернулись к ней. Лудо с тревогой неотрывно смотрел на девушку. Когда она поднялась, зашмыгала носом и слегка ему улыбнулась, он проговорил:

— Лудо — хорошо.

— Сара — хорошо, — ответила она и потрепала его по голове.

Теперь не оставалось ничего другого, как попытаться проникнуть во вторую дверь. Она подошла к ней, сказала Простите — и поднесла кольцо от колотушки ко рту маски. Та сморщилась и сжала челюсти.

  Ну, пожалуйста, прошу тебя, — вновь стала уговаривать колотушку девушка, но та лишь сердито хмурилась и сильнее сжимала рот.

И тут Саре пришла в голову идея. Она схватила колотушку двумя пальцами за нос и зажала его. Какое-то время та терпела — она мычала, становясь все свирепее. Но в конце концов стала задыхаться, не выдержала и шумно раскрыла рот, чтобы глотнуть воздуха.

В тот же миг Сара сунула ей в рот кольцо, а после грохнула им по двери.

Колотушка явно была разгневана и выражала свое недовольство такими словами:

  Крымпф. Мбл. Мбл. МБЛ. Грумффф.

  Извините, — сказала ей Сара, — но я вынуждена была это сделать.

  Все нормально, — заметила первая колотушка, - она ж к нему привыкла.

Дверь отворилась, и перед спутниками предстала картина угрюмого, непроходимого леса. По эту сторону двери ласково светило солнце, а по ту сторону ... открывалась мрачная для них перспектива.

Л у до зарычал и попятился назад, но одной Саре в эту дверь заходить не хотелось.

  Эй, давай! — сказала она и, подбадривая себя, добавила: — У нас нет другого пути. Только если назад, но этого я ни за что не сделаю.

Она вошла в дверь и стала ждать Лудо. Дверь оказа­лась достаточно широкой, чтобы Лудо в нее протиснулся. Он нехотя проделал это и подошел к Саре.

Дверь сама по себе, резко стукнув, захлопнулась. И громкое эхо долго еще разносило этот звук.

Небо здесь было темно-серого цвета, а растения выглядели такими чахлыми, словно солнце не заглядывало в эти места со дня сотворения мира. Отвага сразу же покинула девушку, она задрожала. Для поддержания духа Сара посмотрела на Лудо. Но тот выглядел еще более несчастным, чем она.

  Ну что же ты, Лудо! — как можно бодрей сказала она. — Смешно, когда такое большое существо, вроде тебя, и боится.

Лудо замотал головой:

  Не быть — хорошо.

Сара пожала плечами и принялась разглядывать это место. Ей надо самой выбрать, в какую сторону идти. А на душе у нее было ой как тяжко. Замка нигде не было видно. Какая-то тропинка бежала по лесу. Но как узнать наверняка, что она ведет в нужную сторону? Девушка« встала на цыпочки, да ничего нового не увидела. Xopошего тут не жди. Она почувствовала, как слезы выступили у нее от обиды. И раздраженно смахнула их.

Я должна что-то предпринять, подумала она. Но сначала надо бы растормошить этого Лудо.

Поэтому девушка сказала:

  А пугаться нам нечего! Подойдя вплотную к дереву, Сара стала разглядывать его ветви. Она и не замети­ла, как позади нее — там, где стоял Лудо, — земля разверзлась и в один миг поглотила его. И сразу после этого огромная дыра в земле бесшумно захлопнулась.

А Сара, между тем, продолжала спокойным голосом:

  Может, нам попытаться залезть на дерево? Тогда далеко будет видно, а вдруг до самого замка?

Она ухватилась за нижнюю ветку и попробовала на ней подтянуться. Ветка сухо хрустнула и обломилась у нее под рукой. Сара и сообразить не успела, что дерево это мертвое, как дерево с грохотом рассыпалось на части. Но девушка увидела перед собой не кучу трухлявых гнилушек, а кучу костей. И в руках у нее была не сломанная ветка, а здоровенная кость. Девушка с омерзением отшвырнула ее прочь. И услышала, как вокруг нарастает сухой треск, и с ужасом увидела, что все деревья вокруг падают замертво, превращаясь в скелеты динозавров.

Деревья, гремя костяными ветвями и стволами, одно за другим рассыпались по земле, словно костяшки домино. Пока всюду, докуда хватало взора, не остались валяться лишь груды костей. И больше — ничего.

Сара знала: во всем, что здесь произошло, виновата лишь и одна. Это она, сломав ветку, разрушила хрупкое равновесие, которое царило тут. Вынести тяжесть такой вины было выше ее сил. Она зарыдала и опустилась на землю. Она ничего не умеет делать как следует. А наде­яться тут не на кого. Словом, полная безнадега.

Она долго рыдала, закрыв лицо руками, пока не вспомнила про Лудо и не надумала посмотреть: он-то что делает, может, тоже плачет?

— Лудо! — позвала она, оглядываясь по сторонам. Его нигде не было.

  Лудо! — вскочила она в панике. Она обшарила все вокруг, но не заметила даже намека на его присутствие. А небо над головой становилось темней и угрюмей.

  Лудо! — кричала она, чувствуя себя бесконечно; одинокой в этом разоренном дотла Скелетленде. — Где ты, Лудо?! Господи, что здесь происходит?!

Она бросилась бежать — куда угодно, лишь бы исчезнуть отсюда, пока сама не превратилась в груду костей. Она бежала, не разбирая дороги — прямо по ним, по костям. И добралась до другой части леса. Там тоже было сумрачно. Деревья стояли как одинокие персты, а погибшие ветви и листья покрывали землю. Могучие коряги повсюду простирали кривые щупальцы. Тут и там между деревьями виднелись прогалины, которые давали ей возможность двигаться дальше. Но на каждом шагу она тыкалась лицом в паутину, а из зарослей папоротника на нее тучей набрасывалась мошкара. Что здесь происходит? — хныкала она, но продолжала бежать подальше от этого гиблого места.

Лес становился гуще и темнее. Она выскочила на небольшую болотистую поляну, поросшую травой. Вокруг стеной стояли деревья, закрывая своими верхушками небо. Сара почти уже ничего не различала в темноте, но все продолжала бежать. До тех пор, пока из темноты не выпрыгнуло прямо на нее страшное, заросшее светящееся существо.

Эй! — закричало оно. — Что тут происходит? Сара на мгновенье остолбенела — и пронзительно завизжала.


Предыдущая глава     Следующая глава    Форум     Главная страница