Лабиринт - глава десятая

НЕТ ПРОБЛЕМ

Тем временем Хряксон все еще продолжал топтаться среди запутанного множества живых изгородей, думая о своих собст­венных проблемах. Больше все­го его заботило, конечно, что у девочки остались его сокрови­ща. Хотел быть хорошеньким и ей, и Джарефу. И получилось то, что всегда бывает, когда ду­маешь услужить и вашим и на­шим: ни навару, ни товару.

Когда же Сара закричала на болоте — а это был страшный вопль, — Хряксон даже издалека его уловил. Он остановился и стал прислуши­ваться. Крики не кончались. Хряксон пошевелил своими мозгами, и, хотя они были у него не так, чтобы очень, решил, что должен идти на выручку. С криком: Бегу, хозяюшка! он бросился на помощь Саре. Он знал здесь все пути-дороги. И знал их получше, чем глупые гобли­ны, которые обитали в замке.

Но едва он повернул за угол, как уткнулся в чьи-то колени.

Перед ним стоял Джареф. В своей королевской мантии он был дьявольски хорош.

Вот это встреча! — радостно произнес он. — Не могу поверить своим глазам.

Правильно, не верьте, — вымолвил Хряксон дрожа.
— Куда же ты направляешься?

Я... — Хряксон уставился в землю. — Я... — начал он было другим голосом, так как начинают обычно вы­ступать перед публикой. Но, чтобы оттянуть время, он стал усиленно потирать поясницу, делая вид, что там у него ужасно чешется, и надеясь, что слушатель потер­пит, пока он борется с невыносимым зудом.

Джареф терпеливо ждал, и улыбка не сходила с его лица.

  Э-э... — наконец собрался с мыслями Хряксон. — Маленькая хозяйка,  значит, слиняла от меня... эээ... значит, но я только что слышал ее... так... — Джареф прищурился. — Поэтому я, это... ээ... это, я собираюсь найти ее и... это... привести ее к самому началу. Точно так, как вы приказывали.

Хряксон готов был согласиться на что угодно: чтоб его поколотили, побили камнями, что угодно, только бы не видеть этой улыбки — этой вежливой, садистской улыб­ки.

— Понятно, — Джареф кивнул. — А я-то на мгно­венье подумал, что ты полетел ее выручать... Но нет, я ошибся. Ты. этого не сделаешь. После моего предупреж­дения... Это было бы просто глупо.

— Ха-ха-ха, — угодливо засмеялся Хряксон, хотя сер­дце его трепетало от страха. — Ой, не могу, ха-ха-ха... Глупо? Это вы про меня, что ли? Кому, ей помочь? После вашего предупреждения?

Джареф элегантно склонил голову, изучая одеяние Хряксона. Взгляд его остановился на голом ремне.

— О, Боже! — произнес он, стараясь выглядеть озабо­ченным, — бедненький Свинтус!

  Хряксон, Ваше Величество! — прорычал Хряксон.

— Я только что заметил: пропали ваши великолепные драгоценности.

— Ох!.. — Хряксон глянул вниз на печально одинокий ремень. — Эх, да — пропали. А лучше бы найти их, правда?.. Но сначала... — и он произнес это твердо и горделиво, — я непременно отведу маленькую мисс к самому входу нашего Лабиринта... — Подумал и доба­вил. — Так, как мы с вами решили?

Сказав это, Хряксон уже собрался смыться — и пошел потихонечку. Но его догнал голос Джарефа:

  Подожди!

Человечек остановился ни жив ни мертв. И прикрыл глаза.

— У меня есть предложение получше, Хряксон. Пере­дай ей вот это.

Хряксон обернулся и увидел, как Джареф сделал ле­вой рукой плавный пас и в воздухе появился хрусталь­ный шар. Еще миг — и он на ладони у Джарефа. Король гоблинов бросил его Хряксону. Тот поймал шар — в ру­ках у него был крупный мясистый персик.

Хряксон посмотрел на него и, заикаясь, проговорил:

  Что это?

— Это подарок.

Хряксон заморгал часто-часто и медленно произнес:

— А... а... это не повредит маленькой миссис, а?

  Ну что ты! — Джареф положил руку на сердце. — А все-таки интересно, почему тебя это волнует?

Хряксон поджал губы.

— Да так, просто... занятно, и все.

— Значит, это ей передашь, Хряксон. Вот и все, что от тебя требуется. И все, что тебе положено знать.

Тут Хряксон понял, что он разрывается на части: между страхом, который был ему хорошо знаком, и другим, новым чувством, которому он еще не мог дать назва­ние.

— Я... — теперь он выпрямился и гордо поднял голову. — Я не сделаю ничего, что могло бы ей повредить.

Он не сомневался: за такое непослушание, в лучшем случае, что он заработал, это хорошую порцию «березо­вой каши».

Но Джареф ответил ему своей дежурной улыбкой — той улыбкой, что сейчас полоснула Хряксона как бритва.

  Ну, Свинман, ну ты и даешь! — Король гоблинов звонко рассмеялся. — Я удивляюсь тебе. Потерять свою дурацкую голову из-за какой-то ДЕВЧОНКИ!

— Головы я не терял, — насупился Хряксон.

  Надеюсь, тебе не втемяшилось в башку, что хоть одной девушке сможет понравиться такой маленький, омерзительный паршивец, вроде тебя, а? Ну, говори!

Хряксон был жестоко оскорблен.

— Она сказала, мы будем... — он осекся, но было уже поздно.

Отвернувшись, Джареф усмехнулся:

— Кем? Неразлучными друзьями? Не так ли, Хрякман? Не так ли, наш поросеночек? Друзьями, правда ведь?

Хряксон весь покраснел и, часто моргая, снова уста­вился в землю.

— Не важно, что, — пробормотал он.

Твердый и жестокий голос Джарефа отрезвил его.

— Ты передашь ей это, Хряксон, или не успеешь сно­ва моргнуть, как окажешься в Болоте Вечной Вони.

Чувствуя всю свою ничтожность, Хряксон сломался и покорно кивнул головой, соглашаясь.

Теперь, полагая, что разговор окончен, ему надо было спешить. Но вновь его остановил голос Джарефа.

— Вот что я тебе скажу, — произнес он, откинув назад голову и как бы оценивающе уставившись на Хряксона. — Если она когда-нибудь тебя поцелует... — он сделал паузу, — я превращу тебя в принца.

Хряксон понимал, что это ловушка. И все-таки спросил, не удержавшись:

— Неужели в принца? Ну точно — ловушка.

— В принца... страны Вечной Вони.

Джареф решил, что это классная шутка. И даже растворясь в пространстве, он продолжал без умолку хохо­тать.

 

Светящимся, диким существом, выпрыгнувшим перед Сарой, была Огнеяна. А все Огнеяны — бешеные. Все и всегда. Они такие же бешеные, как полоумные придурки.

Сара снова закричала и, скрестив перед собой руки, отпрянула в сторону. Выскочившее существо было похоже на тощую лисицу, с мордой, которая кончалась огромным клювом, и с раскидистым пушистым хвостом. Шерсть на ней была огненнорыжая с розоватыми и пур­пурными оттенками. Это существо передвигалось, а точ­нее, перепрыгивало на двух тоненьких ножках, напоми­нающих куриные. И таращилось на все своими выпученными голубыми глазами с красными зрачками. На передних лапах у него было по четыре длинных пальца, кото­рые без конца тряслись.

— Что тут происходит? — требовательно вопросило оно.

Девушка покачала головой и открыла было рот для ответа, но вместо слов из нее вырвались одни лишь всхлипы.

— А ну, немедленно закройся, слышишь, что тебе го­ворят?! — приказала Огнеяна.

— Точно, — поддакнула ей вторая, появившись у пер­вой из-за спины. Она сразу начала испуганно прыгать на задних лапах туда-сюда. — Так не пойдет, так делать нехорошо.

— Никак нет, сэр! — выпрыгивая из-за деревьев зао­рала третья и уставилась на девушку безумными глазами.

— Никак нет, сэр, — это проговорила появившаяся четвертая.

А вот и пятая.

— Эй! — радостно закричала она девушке. — А ну, давай, шевелись.

Сара, полная тревоги, оглядела их всех.

— Что вы от меня хотите?

— Классно! — ответила одна из них, выбивая пальца­ми на камне быстрый ритм.

— Ух-ух! — произнесла другая, перебивая своими ударами первый ритм.

— ЧТО, это нам? — спросила третья. Сара кивнула.

— О, нам ничего не надо: только что отдохнули, и так славненько.

— А-а, — смутившись сказала Сара, — я вижу. Услыхав ее застенчивые слова, все Огнеяны дико захохотали и стали хлопать себя по бокам. Одна из них выкрикнула Хоп! и заколотила лапой по бревну.

— Она ВИДИТ! — завыли вокруг от восторга.

— Да-а-а-а-а!

— Э-эй, э-ге-гей!

Ну что ты присохла к этому месту! — крикнула девушке одна из Огнеян.

— Нельзя же так! — сказала другая. — Растряси себя немного, будь свободней хоть чуть-чуть.

— Верно! Хватит хныкать. ВЫБИВАЙ эту дурь из се­бя.

Они прыгали вокруг, хлопали, ухали и стучали. Одна из них чиркнула пальцами по земле, и палец вспыхнул как спичка. От горящего пальца Огнеяна разожгла кос­тер из сложенных в кучку дров. Затем с безразличным видом задула палец.

Сара тихонько и робко пятилась назад: она хотела от них сбежать.

— И то правда. Тебе надо чуток побеситься.

— Так точно, сэр!

Одна Огнеяна перепрыгнула через два пенька, стоящих рядом, и начала стучать по ним, как бьют в барабаны. Остальные зашлись в бешеном ритме танца, прыгая вокруг барабанщика, гремя и щелкая костяшками пальцев.

Теперь Сара уже не могла сбежать, даже если б хотела: она оказалась у огня, в центре, окружавших ее пляшущих существ. Она стояла и с удивлением наблюдала за происходящим. Во всяком случае, оторваться от такого зрелища было не просто.

Вот одна из Огнеян взяла и вытащила свои глаза. Потрясла их в ладонях как игральные кубики — и выбросила.

— Давай! — закричали остальные, подбрасывая по­ружку. Они сбились в кучу, отыскивая выброшенные глаза. Когда глаза были найдены, их передали хозяйке. Та, подогреваемая возгласами подружек, схватила их и подбросила вверх — как какие-нибудь стеклянные безделушки, а потом ловко поймала точно в глазницы, на свои места. Остальные Огнеяны продолжали хлопать, кричать и прыгать.

Вот другая, будто соревнуясь с первой, сорвала с себя голову и подкинула ее вверх. Все начали пинать голову словно футбольный мяч. Когда владелице головы это надоело, она сняла с себя ногу и ловким резким ударом, как будто это была клюшка, прихлопнула голову на место. А все вокруг верещали, хихикали и били себя по бедрам в такт барабану, который бешено колотился.

Потом они окружили Сару, пытаясь ввести ее в свой хоровод. Но, насмотревшись на все их забавы, девушка чувствовала себя неловко и робела. Однако теперь она решила, что ей повстречались просто-напросто любители хорошо погулять: придурковатые и безголовые. Так что бояться их нечего. Она не испугалась даже тогда, когда кто-то стал тянуть ее голову кверху, чтобы снять с плеч. Сара лишь крикнула:

— Эй ты! Больно ведь!

— Она у ней не снимается! — воскликнула Огнеяна.

— Не может быть! — удивились остальные и обступили девушку, пытаясь отобрать ее голову.

— Эй! — теперь уже грозно вскрикнула Сара. — А ну, прекратить!

— Ты права! Она у ней закреплена!

— Конечно, закреплена, — подтвердила Сара.

—. И куда же ты, милочка, направляешься с такой головой?!

— Ну как же это, я... ОХ! — на девушку вновь навалилась тяжесть от ощущения безнадежности. Шмыгая носом, она стала всхлипывать и вспоминать: Лудо про­пал, и Хряксона тоже нет.

— Эй, в чем дело, дамочка?

На Сару напала икота. И она, с трудом ее прерывая, проговорила:

— Ой! Мне надо-добраться-до замка Джарефа-в цент­ре этого-Лабиринта.

—• Святое дело!

— Ты хоть немножко соображаешь, что делаешь, де­вушка?

— Я — да! — твердо сказала Сара.

— Потрясно! Ну как вам это нравится! Барабанщик прокричал:

— Она СООБРАЖАЕТ, что сейчас делает, — и выбил в честь Сары оглушительную дробь.

— Ура-а-а! — закричали остальные, гримасничая и аплодируя.

Но у меня осталось всего лишь несколько часов, — проговорила Сара. Хотелось бы ей знать, сколько имен­но.

Огнеяны засвистели и, кривляясь, стали делать друг другу какие-то знаки.

— Ерунда, нету ничего — и НЕТ проблемы. Сара глянула на них сквозь слезы, и лучик надежды блеснул в ее глазах.

— Это правда, что нету?

— Хоть застрели! Нету!

— Мы проводим тебя туда.

— Еще как проводим! — дико заорала одна из Огнеян, махая лапами над головой. — Не прошвырнуться ли нам немного, а?

Остальные поскакали, визжа, ухая и гогоча — они были до безумия возбуждены.

— В замок! О-о-о, красота!

— Конечно, это очень мило с вашей стороны, — нерешительно сказала Сара, — но все-таки.

— Думаешь, мы сейчас уже того, СЛИШКОМ БЕШЕ­НЫЕ?

Когда Огнеяна произносила эти слова, голова сама отделилась у нее от шеи и повисла в воздухе. Чтобы не потерять голову, Огнеяна обхватила ее двумя лапами и, прихлопнув, поставила на место.

Барабанщик отбил длинную дробь в честь Сары и прокричал:

— Давай стреляй! Мы не такие, как те, которые бешеные!

— Да, да, мы уже другие! — заорал кто-то. — Смотри! Орущее существо приняло облик страуса, пробежало пару шагов и ... взорвалось. А потом стало отыскивать разлетевшиеся кусочки и собирать себя по частям. Когда это ему удалось, остальные завыли от восторга и запрыгали, хлопая в ладоши.

Барабанщик снова отбил дробь, но при этом заметил:

— Остынь, подруга!

— Слушай сюда, девушка, тебе ни в жисть не потопать до того места в одиночку. Сара засопела от огорчения.

— Знаете, а у меня еще недавно был друг. Правда...

— Ага! Небось тот парень, что ходит в одежде. Он, что

ли:

Вы имеете в виду Хряксона?

— Точно. Хряксон, это он! Эх, классно! Да у нас каж­дый знает этого Хряксона!

— Правда? — удивилась Сара.

— Конечно! Мы с Хряком - ВО как! — Огнеяна скре­стила два пальца.

— О-о, здорово.

Но прежде чем Сара успела произнести еще что-либо, эти существа потащили ее за собой. Куда? Она не знала, лишь заметила впереди каменистую дикую местность.

— Значит дворец твой, он где-то вон там — примерно, как мы идем, — стала убеждать девушку одна из Огнеян.

— А вы уверены, что ЗНАЕТЕ, как добраться хотя бы до центра Лабиринта? — тревожно спросила Сара. Меш­кать больше она не имела права и думала: Лучше уж самой попытаться найти нужный путь.

Однако от Огнеян не вырваться: они обступили девушку, схватились за одежду своими длиннющими пальцами и, подпрыгивая на задних лапах, дружно потащили за собой.

— НАМ ли не знать, как добраться до центра?! Они все затряслись, покатываясь со смеха. При этом головы их стали высоко подлетать в воздух, и лапам приходилось отделяться от туловищ, чтобы схватить свою голову и присобачить ее на место.

— Нет, милая дама! — завопила одна из них. — Может, мы и БЕШЕНЫЕ, но знаем точно, куда идем.

— Ну точно! — поддержали остальные.

— Тебе в замок что ль надо? Вот мы и ТАЩИМ тебя в замок, или мы делаем тут что-то другое?

— Нееет!

— Так что давай, дамочка, с нами, — и у тебя не будет НИКАКИХ проблем.

 

А Джареф в это время из замка наблюдал за Сарой.

Глядя в свой хрустальный шар, он видел убитое горем лицо девушки и понимал, что она хочет удрать от его верных помощников.

Он поднял Тоби и приблизил его лицо к шару.

— Погляди — Сара, — тихонько проговорил он. — Это не то, что тебе хотелось бы отыскать?

Тоби, завидев лицо сестры, уставился в шар. И вытянул свою ручонку, пытаясь потрогать его.

Столько хлопот из-за какого-то пустяка, — проговорил Джареф и покачал головой. Потом взглянул на удивленного Тоби. — Потерпи немножко. Скоро она совсем тебя забудет, мой милый друг. Вот Хряксои даст ей мой подарочек, — и порядок. Сразу позабудет — все-все.


Предыдущая глава     Следующая глава    Форум     Главная страница